Home / Статьи / Как вернуть Донбасс в Украину?

Как вернуть Донбасс в Украину?

Три основных сценария восстановления территориальной целостности державы

Похоже, что затянувшийся до неприличия конфликт на Востоке Украины в скором времени может, наконец, приблизится к своему завершению. Слишком уж много в последнее время было презентовано различных планов и рецептов возвращения Донбасса в лоно родной Неньки. Эту активность не пояснить одними лишь приближающимися президентскими выборами, поскольку она исходит не только от украинских политиков, но и от России, Европы и даже США.

Что же они предлагают? Если не брать во внимания крайности типа «вернуть Донбасс России» (Жириновский) или «отдать Донбасс России» (украинский историк Палий), а также вариант признания ЛДНР суверенными государствами (чего те и сами не хотят), то большинство сценариев предлагают однозначное возвращение Донецка и Луганска в Украину. Однако они кардинально разнятся между собою в методах достижения цели, и зачастую основаны лишь на домыслах и эмоциях их авторов, а не на реальной ситуации.

Сценарий первый: добровольное возвращение

Это самый наивный план, хотя его озвучивали вполне серьезные парламентские политики. Причем, озвучивали как члены «Оппоблока» или «За жизнь», которых часто называют «пророссийской оппозицией», так и некоторые представители правой оппозиции, включая даже некоторых радикалов.

Суть его проста: однажды мятежный Донбасс (Донецк с Луганском) сам прекратит сопротивление и запросится обратно в Украину. Правда, взгляды на этот сценарий разные. Например, национал-патриоты считают, что сепаратисты, отринув свой сепаратизм, начнут слезно молить о прощении. Мол, устали быть «недореспубликами», голодаем, в разрухе живем, без всякого будущего, хотим обратно в европейскую Украину, в лучшую жизнь!

При этом среди части национал-патриотов существует мнение, что подобные настроения уже преобладают среди жителей Луганска и Донецка, но они подавляются путинскими кураторами и «российско-террористическими войсками». Однако когда Путин помрет или Россия начнет разваливаться под спудом американских санкций, то россияне уйдут из Донбасса – и вот тогда там чуть ли не вспыхнет проукраинское восстание.

Условно «пророссийские» считают, что ЛНР и ДНР, будучи изначально отвергнутые Россией еще в мае 2014 года (когда Путин запретил проводить референдум об их присоединении к РФ) и не способные полноценно существовать самостоятельно, сами понимают неизбежность и необходимость возвращения в Украину. Однако пока что их сдерживает сложившаяся в Украине политическая ситуация, и они не согласны возвращаться на условиях нынешней киевской власти. А вот после выборов 2019 года, если в Украине сменится не только президент, но и вся государственная политика, если Киев начнет прямой диалог с Донецком, то процесс его добровольного возвращения тронется с мертвой точки.

Нужно отметить, что такое мнение подвергается нещадной и даже агрессивной критике со стороны и национал-патриотов, и разношерстной команды власти. Они считают, что «диалог с Донецком», «услышать Донбасс» и другие подобные предложения являются частью коварного замысла Путина по внедрению в Украину «троянского коня донбасского сепаратизма» — а потому всякий озвучивающий их по умолчанию определяется «агентом Кремля». Даже сторонники мирного и добровольного возвращения Донбасса считают, что это должна быть лишь его полная капитуляция.

Сценарии добровольного возвращения наивны и маловероятны по многим причинам, но выделим из них три основные. Первая – политика Киева в отношении Донбасса не изменится. Даже если на предстоящих выборах 2019 года победит «пророссийская» оппозиция, то более мощные и организованные национал-патриоты просто не позволят им изменить нынешнюю украинскую политику, как они не позволили это Януковичу. Второе – Донецк и Луганск не согласятся на капитуляцию перед «бандеровским» Киевом, даже если останутся без поддержки России. Слишком уж далеко зашел этот раскол и взаимная ненависть.

Третье, и самое важное – у сепаратистов нет веских причин желать возвращения в Украину. Что им это даст сейчас, в ближайшее время? Повышение тарифов в разы, платную медицину, разрушенную украинскую экономику, внешнее управление МВФ и Вашингтона? Украинизацию, притеснение русского языка, «томос» и нападки на УПЦ МП? «Декоммунизацию», снос памятников, переименование улиц и городов, появление на улицах «украинских активистов»? Преследование сепаратистов и всех, кто был с ними связан? Минусов очень много, плюсов практически нет.

Собственно говоря, у ЛНР-ДНР есть только две актуальные проблемы, которые они хотели бы решить: легализация внешнеэкономической и банковской деятельности (на международном уровне), а также снятие экономической блокады со стороны Киева. Это позволило бы им самым развивать свою какую-никакую экономику, после чего вопрос возврата в Украину сразу бы отпал по причине ненадобности. Можно сказать, что сейчас это самая главная тамошняя «национальная идея».

То есть при всех раскладах, возращение в Украину для них шаг вынужденный, а не добровольный. В Киеве это понимают, и считают, что чем сильнее будет эта нужда, тем скорее блудные дети вернутся на родину с повинной, и тем меньшие условия они будут при этом ставить.

Сценарий второй: Минск-3

О том, что Минские соглашения давным-давно забуксовали и нуждаются в пересмотре, сегодня в Украине говорят все. Пересмотреть их не против и Россия, хотя Владимир Путин продолжает твердить, что им нет альтернативы.

Пожалуй, единственными твердолобыми сторонниками Минска-2 остаются европейские политики, да и то лишь в силу своего евробюрократизма. Плохо понимая, что именно происходит в Украине в целом и на Донбассе в частности, они привычно настаивают на выполнении «буквы закона». К тому же для ЕС главное это прекратить конфликт, причиной которого они видят сепаратизм. Заниматься вопросом, что вызвало сам сепаратизм, им неинтересно, да и опасно: это может привести к ревизии политики ЕС по отношению к Майдану и постмайданной украинской власти, то есть создать новые проблемы. Куда проще сочинить 10 пунктов пошагового возвращения ОРДИЛО в Украину по причине «потому что так надо», а потом раз в три месяца требовать их неукоснительного выполнения.

Европа весьма скверно разбирается даже с собственным сепаратизмом, о чём красноречиво говорит и выход Великобритании из ЕС, и политический кризис в Каталонии. Приглашать её для решения похожих чужих проблем – не лучшая идея. Однако Европа может хорошо играть роль арбитра в чужом споре. И если будут подписаны Минские соглашения №3, то европейские политики смогут продолжить настойчиво зудеть о необходимости их выполнения.

Главная причина необходимости заключения Минска-3 состоит в том, что Минск-2 не работает. В этом может убедиться каждый: с осени 2015 года стороны прекратили реализацию его пунктов, ограничившись периодическими объявлениями «хлебных перемирий» и обменом пленных. Последних тоже становится всё меньше и меньше, поскольку из-за отсутствия масштабных активных боевых действий в плен уже практически давно никого не берут, а за пленных выдают арестованных в тылу «диверсантов», «бывших участников» и «пропагандистов». Аресты которых тоже красноречиво показывают, что Минские соглашения не работают.

Конечно, не стоит так уж критиковать Минск-2, поскольку он остановил военные действия. Но дальше этого дело не пошло, поскольку предлагаемые им методы и условия возвращения Донбасса в Украину не устраивают ни Киев, ни сепаратистов. Кстати, как известно, от лица сепаратистов на переговорах говорит Кремль. Но не только потому, что он ими «рулит» (ещё в большей степени, чем Вашингтон Киевом), но и потому что украинская сторона напрочь отказывается вести прямой диалог с Донецком и Луганском, считая их просто «территорией, оккупированная российским агрессором». Такая вот принципиальная глупость, которая дорого обходится всей Украине.

Вмешательство в Минский процесс американской стороны придало уверенности киевской власти, и теперь её требования стали ещё жестче. По сути, компромисс Минска-2 больше никому не интересен, обе стороны считают его «капитуляцией» перед противником, и сейчас они активно продвигают собственные варианты Минска-3. Какие же?

Киев настаивает на трех ключевых пунктах. Первый – взятие под контроль границы между ОРДИЛО и РФ, силами если не украинских военных, то миротворцев. Цель понятна: отрезать сепаратистов от любой помощи со стороны России, заблокировать их со всех сторон. Второе — вывод «российских войск», полное разоружение и роспуск всех силовых структур сепаратистов, с желательным арестом их командиров. Третье — полное игнорирование структур «народных республик» как «фейковых образований», проведение в ОРДИЛО выборов местных органов власти по законам Украины, на условиях Киева и под надзором Киева (вариант – миротворцев и западных наблюдателей). После чего ОРДИЛО фактически становится возвращенной украинской территорией. Причем теперь Киев гневно выступает против какого-либо «особого статуса» Донецка и Луганска.

В принципе, это почти те же самые пункты Минска-2, но в более жестком варианте, без всяких уступок сепаратистам, которых просто игнорируют, требуя от них одного – сложить оружие и выстроиться в очередь перед дверями СБУ для «фильтрации». Разумеется, тем это категорически не нравится. Более того, они выдвигают собственные требования: возвращение в Украину только на условиях полной автономии, с сохранением своих силовых структур, и после того как Киев примет ряд законов, гарантирующих его невмешательство в жизнь Донецка и Луганска.

По сути, сепаратисты и Кремль предлагают вариант формального присоединения «республик» к Украине, который достигнет лишь одной цели – остановит конфликт, снимет блокаду ОРДИЛО и восстановит там легальную внешнеэкономическую и банковскую деятельность. Что, повторим, является единственным желанием сепаратистов. Украина же им не нужна, они прекрасно проживут без её «реформ», языковых квот, парадов вышиванок, «декоммунизации» и евроинтеграции – отгородившись от всего этого своим автономным статусом. Такой себе кусочек в Украине то ли «русского мира», то ли даже России. Но данный вариант, само собой разумеется, категорически не приемлет Киев.

И это самая главная проблема на пути к заключению Минска-3. Каждая из сторон выдвигают новые предложения, которые не могут быть принятыми другой. Компромисса между ними в ближайшее время не предвидится, а без него невозможно и заключение нового соглашения. Впрочем, они и не ищут компромисса, а ожидают односторонней уступки или капитуляции оппонента: в Киеве ждут, когда Россия «посыплется», а в Донецке и в Москве ждут, когда сменится власть в Киеве. Неудивительно, что Европа, глядя на это, призывает их не выкаблучиваться, а таки реализовать хотя бы Минск-2, и покончить уже с этой головной болью.

Сценарий третий: принудительный

У Минска-2 имеется и еще один существенный недостаток – он основан на доброй воле сторон, без всяких механизмов принуждения. Даже косвенного, как осенью 2014-го и в феврале 2015-го, когда была угроза развития локального конфликта в полномасштабную войну на половину Украины. Ну а раз сейчас нет принуждения, то никто и не торопится выполнять его пункты!

Зато ряды сторонников принудительного возвращения Донбасса нынче стремительно растут. К ура-патриотам, требовавшим немедленного штурма Донецка еще с 2015 года, присоединились и стоящие у власти политики. В Украине в нынешнем году появились «план Авакова» (поэтапное освобождение Донбасса силами ВСУ и НГ), а теперь и «план Климкина» (возвращение ОРДИЛО силами миротворцев). О привлечении сил «международного контингента» в последнее время часто говорит и Петр Порошенко.

Здесь, пожалуй, следует сделать очень важное уточнение, которое объяснит всю эту канитель с «миротворцами». Дело в том, что обыватели не могут понять, а политики и не спешат им пояснить, что вариант с «миротворцами» по своей сути есть вариант силового возвращения Донбасса. Собственно, догадаться об этом не трудно, просто люди находятся в плену иллюзий пропаганды, а потому плохо ориентируются в реальности.

Что такое классические миротворцы? Это военный контингент (солдаты с оружием, а не пацифисты с шариками), который вводится в зону конфликта в качестве «третьей силы», для развода и усмирения воюющих сторон. Правда, примерно в 90% случаев миротворцы по факту становились не беспристрастной «третьей силой», а поддерживали одну из сторон конфликта. Например, в Югославии миротворцы ООН из подразделений западных стран фактически выступали на стороне Хорватии, Боснии и албанских сепаратистов Косово. А в Приднестровье и Южной Осетии российские миротворцы защищали пророссийских сепаратистов. Даже в Африке, где, казалось бы, идут чисто межплеменные разборки, миротворцы ООН выступали на стороне тех вождей и племен, которые заключали договоренности с «белыми».

Статус миротворцев подразумевает их неприкосновенность, что является их важнейшей особенностью. Правда, противники миротворцев могут и не соблюдать эту условность. Например, в 1995 году миротворцам ООН пришлось бежать из Сомали, где сторонники Айдида начали против них полномасштабную войну. А во время войны «08.08.08» грузинские войска обстреливали российских миротворцев под Цхинвалом. Но это скорее исключения из правил.

Так вот, не смотря на заявленный статус «одной из сильнейших армий в Европе», боеспособность ВСУ по-прежнему находится на весьма низком уровне. Единственное качественное изменение за 4 года – выросла их численность (со 130 до 255 тысяч), и они получили какой-никакой военный опыт, хотя бы на уровне «рукоблудия в кустах» (одно из прозвищ пассивной окопной войны). Однако за это время не было выпущено ни одного нового танка, ни одного нового самолета или вертолета, и изготовлена всего одна новая пушка (из старых запчастей) под именем «Богдана». Вся эта техника, которая поступила в войска за 4 года – отремонтированные или реставрированные запасы еще советских времен. Видимость перевооружения придают лишь новые КрАЗы и несколько десятков легких броневиков. С флотом вообще беда – его просто не существует, потому что старый буксир и несколько катеров это не флот.

Весной 2014-го, когда у сепаратистов были только автоматы и РПГ, такой армии хватало для их разгрома – что и случилось после обрушения «Славянской дуги». Но в августе 2014-го в конфликт вступили намного лучше вооруженные резервы боевиков, поддерживаемые российскими «отпускниками», а в случае Изваринского «котла» и прямым арт-огнем российской армии. И произошла катастрофа, главной причиной которой было резкое изменение расклада и ситуации в пользу сепаратистов. После этого в зоне АТО установился силовой паритет: ни одна из сторон не могла начать широкомасштабное наступление по всему фронту, потому что не имела для этого достаточно сил. И не имеет до сих пор.

Многократный перевес в живой силе и танках ничего не даст: обе стороны достаточно хорошо вооружены всем необходимым для их успешного уничтожения. Даже если ВСУ ударят по всем участкам сразу, разгром основных сил сепаратистов обойдется слишком дорогой ценой: речь идет о 10-15 тысячах уже спрогнозированных потерь (убитые и раненые), и это при успешном раскладе. Избежать столь масштабных потерь можно при очень мощной поддержке с воздуха, но авиация Украины весьма скромна, а у сепаратистов достаточно средств ПВО. Точно так же невозможно и обратное наступление сепаратистов «на Лондон»: оно захлебнется кровью на второй линии обороны ВСУ.

Вот почему сценарии прямого силового возвращения (освобождения) Донбасса сейчас не рассматриваются всерьез. Их время от времени озвучивают, чтобы продемонстрировать свой ультра-патриотизм, чтобы поднять свой политический рейтинг, чтобы просто попугать сепаратистов и показать дулю Москве – но не более того.

Но если Донбасс пока что не в силах освободить ВСУ, то это могут сделать миротворцы под флагом ООН. Такая мысль возникла у киевских политиков стразу после того, как впервые о вводе миротворцев на Донбасс заикнулся Владимир Путин. У того был свой расчет: легализовать там присутствие российских военных в статусе миротворцев, что окончательно похоронило бы всякие планы Киева о силовом варианте. Украинские политики, в свою очередь, сразу сообразили, что если мандат миротворцев получат военнослужащие «союзных» западных стран, то их можно будет использовать как армию освобождения, захватив ОРДИЛО без выстрелов, без сопротивления боевиков – не станут же они стрелять в миротворцев ООН!

Вот почему тема ввода миротворцев на Донбасс сегодня стала самой актуальной, об неё сейчас ломают шпаги все: Украина, Россия, сепаратисты, США, рассматривает этот вопрос и Европа. Можно сказать, что она стала второй веской причиной заключения Минска-3. Но как и в случае с новыми условиями возвращения ОРДИЛО, противоборствующие стороны и тут не находят пока что общего языка.

Россия настаивает на введение миротворцев только на линию разграничения, для прекращения перестрелок и окончательного разведения сторон. Понятно, что это выгодно и Москве, сохраняющей монопольный контроль над ОРДИЛО, и Донецку, который получит дополнительную защиту от угрозы силового варианта со стороны Киева.

В свою очередь Киев, а также поддерживающий его Вашингтон (устами Волкера) настаивают на введение миротворцев на всю территорию ОРДИЛО: сначала на границу с Россией, затем в поселки, и потом в Донецк и Луганск. Кроме того, дополняющий его «план Климкина» предусматривают использование миротворцев для полного разоружения сепаратистов и одновременного создание там специальной «международной администрации», которая возьмет ОРДИЛО под свое управление до окончательного возвращения региона в Украину.

Как известно, Москва уже назвала планы Волкера и Климкина «разрывом мозга», а Киев и Вашингтон в свою очередь раскритиковали предложения Кремля как очередное коварное злодейство. В общем, стороны очень далеки от согласия, и кажется, что пропасть между ними становится все шире. Так что заключение Минска-3 в обозримом будущем не предвидится, по крайней мере, пока в Киеве или в Кремле не появится новый президент. Радует одно: силового варианта тоже не будет, а значит, украинским мужикам не придется отдуваться за своих бестолковых политиков.

Автор материала: Виктор Дяченко

Источник материала: From-ua.com

Новости партнера HPiB.life

Check Also

Как сиротам в Украине жилье покупали

Нормативно-правовая халатность и непрофессионализм, похоже, становятся определяющими чертами действий Минсоцполитики. По крайней мере в том, …